Фриц Генрих Ангерштейн - Зарубежные маньяки - Архив Маньяков - Маньяки и серийные убийцы
Главная » Файлы » Зарубежные маньяки

Фриц Генрих Ангерштейн
17.12.2015, 15:26
Фриц Генрих Ангерштейн (нем. Fritz Heinrich Angerstein; родился 3 января 1891  умер 17 ноября 1925 года) — немецкий массовый убийца, который убил свою жену и семь других людей в своем доме в Хайгере (нем. Haiger) 1 декабря 1924 года. Позже в тот же день он поджег дом, нанес себе несколько ударов ножом и заявил, что группа бандитов несет ответственность за эти преступления, хотя спустя три дня он все-таки признался в совершении убийства. После сенсационного судебного процесса, который был широко освещен в СМИ в то время, Ангерштейн был приговорен к смерти. Приговор привели в исполнении 17 ноября 1925 года.



Дата рождения: 3 января 1891 года
Место рождения: Дилленбург, Германский рейх
Дата смерти: 17 ноября 1925 года (в возрасте 34)
Место смерти: Центральная тюрьма FreiendiezДиц, Германия
Причина смертиОбезглавливание
Уголовное наказаниеПриговорен к смертной казни
Дата: 1 декабря 1924 года
Место преступления: Хайгер, Германский рейх
Убито: 8
ОружиеОхотничий кинжал / топор

Биография

Ангерштейн родился 3 января 1891 года в Дилленбурге (нем. Dillenburg), седьмым по счету из всех десяти детей. Его отец работал плотником, а позже сталеваром. Заработав небольшой авторитет среди знакомых, он даже стал мэром своего сообщества. С раннего возраста Ангерштейн страдал от туберкулеза, а также перенес хирургическую операцию, где ему удалили одно ребро. В возрасте 14 лет, Ангерштейн начал работать в бюро по межеванию, прежде чем устроиться на работу в Nassauische Bergbau AG. С 1917 года, он был назначен прокуратором в известняковой шахте в Хайгере, которая впоследствии была поглощена фирмой Van der Zypen & Charlier в 1920 году.

В 1911 году, Ангерштейн женился на Кете Барт (нем. Käthe Barth), набожной методистке. Брак был описан как счастливый, а сам Ангерштейн производил впечатление любящего и заботливого мужа, хотя при всех плюсах, он достаточно часто терпел истерические нападки со стороны своей жены, которая еще частенько болела. В 1920 году, она заболела неизвестной болезнью кишечника. Сам Ангерштейн на протяжении всего этого времени также не блистал здоровьем, и страдал от различных видов туберкулеза. Как супруги не пытались, у них не получалось завести ребенка. Кете Барт перенесла шесть раз выкидыш.

Отношения с его тещей, как говорили, были напряженными. Скандалы разразились на почве их несостояния зачать ребенка и из-за плохого отношения с женой. Ангерштейн рассказал, что это происходило из-за ее диеты, которую она сводила до супа, а также «переводил стрелы» на ее болезни. Хотя, по всей видимости, он достаточно часто и сильно лупил ее из-за подгоревшй еды. Согласно его собственным свидетельским показаниям, Ангерштейн однажды хорошенько отхлестал свою тещу собачим поводком из-за подгоревшей еды, после того как его жена сбежала из дома по этой причине, боясь получить новую порцию тумаков. Однажды, при очередном похожем случае, Ангерштейн даже припугнул тещу, что застрелит ее, если жена не вернется домой.

В 1921 году, Кете написала письмо своему мужу, сказав, что из-за ее болезни она больше не может быть его женой, в которой он нуждался. После того, как Ангерштейн разговаривал с ней по этому поводу, они приняли взаимное решение утопить себя, так как оба были больны в то время. Однако, когда Ангерштейн вместе с женой направился к воде, чтобы в скором времени стать утопленниками, на полпути к заветной цели, они услышали как кто-то поет песню, которая была для прозвучала как знак свыше. Песня перевернула их создание и вернула к былым чувствам, что заставило оставить попытку самоубийства и попытаться начать все с чистого листа.

Кроме того, в 1921 году, Ангерштейн, вместе со своей женой, тещей и свояченицей, переехал в Хайгер после того, как получили право на бесплатное проживание на вилле, принадлежащей компании Van der Zypen & Charlier, где он работал. Его ежемесячный оклад составлял 390 рейхсмарок. На первом этаже находилось пять письменных столов для Ангерштейна и его помощников по работе; также на первом этаже жил он и его жена, теща и свояченица, а на чердаке их служанки. В дальнейшем Ангерштейн заявил, что компания Van der Zypen & Charlier задолжала ему 90 000 марок, а когда он попал в большие финансовые проблемы, моментально начал присваивать деньги своего работодателя. Согласно ренешию суда, полная сумма, которую он присвоил, равнялась 14 892 рейхсмарок.

Мошенничество было обнаружено одним из коллег Ангерштейна в ноябре 1924 года. В пятницу перед убийствами, Ангерштейн стал свидетелем того, как его жена спрятала записную книжку, содержащую ее последнюю волю, заявив, что она ожидала в ближайщее время свою смерть. В ночь с 30 ноября на 1 декабря он прочитал содержимое книжки.

В субботу, Ангерштейн встретился с прокуристом по фамилии Никс для учета заработной платы, и ее последующей выплаты. Никс предъявил ему расхождения в бухгалтерском учете, в результате произошла ссора. Ночью, Ангерштейн в ужасе проснулся от шести выстрелов, совершенных перед его домом. После пережитого страха, его жена промучилась от кровавой диареи, рвоты, обмороков и проблем с сердцем из-за панической тревоги. Ангерштейн узнал на следующий день, что выстрелы были сделаны во время вечеринки по случаю дня рождения. Сам Ангерштейн отделался лишь сильными гоголовными болями.

Убийства

В ночь с 30 ноября на 1 декабря 1924 года, Ангерштейн повредил телефонную линию и водопроводные трубы. 1 декабря, между 12:00 и 1:00, Ангерштайн проснулся. Он и его жена страдали от сильной боли в сердце. Ангерштейн хотел вызвать врача, но жена сдержала его. Ангерштейн сильно переживал и позвал тещу, чтобы она побыла некоторое время с ней. После того, как теща вернулась к своей постели, Ангерштейн сидел рядом с женой, которая лежала в плачевном состоянии в кровати. Спустя некоторое время, жене стало немного хуже, и ее вырвало прямо в постели. Ангерштейн сменил наволочку, и нашел письмо, которое его жена спрятала в шкафу для белья, где было написано о скорой кончине. Ангерштейн был взволнован прочитанным. Он подслушал жену и тещу, которые говорили о другом письме, в котором было написано, что у его шурина был сифилис, и что болезнь может распространиться среди других членов семьи; это встревожило его еще больше. Ангерштейн начал диалог с женой о письме, и при разговоре вспомнил, как его жена однажды сказала ему, что хотела бы умереть в тот же час, как и он. После этих мыслей, он решил убить свою жену и себя. Когда его жена упала в обморок, Ангерштейн сходил за своим револьвером в соседнюю комнату, но, когда вернулся, его жена уже пришла в себя и схватила его за руку, где находился револьвер, сказав: «Его собственная жена, Господи, прости его!», а потом вновь потеряла сознание. Ангерштейн принес охотничий кинжал и нанес им своей жене 18 ударов. Затем он побежал вниз по лестнице к себе в кабинет и попытался застрелиться, но оба револьвера дали осечку. Не став долго горевать, он спустился в подвал, пытаясь найти что-то, чем можно было бы убить себя; найдя топор, он намеревался отрубить свою руку, но, услышав крик 50-летней тещи, побежал наверх и убил ее, потому что  как он позже сказал полицейским,  был зол на нее из-за плохого обращения к его жене.



Вилла, где убийства произошли

После расправы над женой и тещей, он увидел, как вблизи него стояла служанка Минна Столл (англ. Minna Stoll), и с диким ужасом смотрела на кровавую картину. В тот же миг она побежала вверх по лестнице на чердак. Непосредственно перед тем, как она смогла добрать до двери, ведущую на чердак, Ангерштейн догнал ее, схватил сзади и ударил по голове топором, после чего она намертво упала. Ангерштейн позже заявил, что убил ее только потому, что блюда были вечно погорелыми, в доме постоянно грязно и, в целом, он и его жена были недовольны ею. Ее тело было позже обнаружено сожженным на первом этаже. Затем убийца вернулся в спальню и нанес еще несколько ударов по теще и жене, боясь, что они могут подняться и убежать. На тот период времени, его теща все еще стонала от дикой боли. Потом он направился на кухню, вымыл топор и руки, сел за стол и уснул. Когда его 18-летняя свояченица, Элла Барт (англ. Ella Barth), вернулась в течении ночи домой из дальней поездки, она первым делом направилась наверх в ванную. Ангерштейн последовал за ней и убил ее топором. После очередной «мокрухи», он накрыл ее голову полотенцем, так как не мог выдержать мертвого взгляда.

Приблизительно в семь часов в понедельник, 1 декабря, бухгалтер, Дитхарт (нем. Diethart), и клерк, Киль (нем. Kiel), приехали на виллу на работу. Один за другим Ангерштейн вызывал их в свой кабинет и убивал топором. В течение дня он также убил сына своего садовника, Гайста (нем. Geist), и другого рабочего по имени Дарр (нем. Darr); как и предыдущие жертвы, эти люди нашли свою смерть на его топоре. По его словам, они были возможными свидетелями, и боялся, что видели трупы. Немецкая овчарка Ангерштейна была позднее найдена запертой в подвале с разбитой головой. Вскоре приехал его начальник; при встрече Ангерштейн передал ему письмо для своего брата, а на поставленный вопрос о его растрепанном виде, ответил, что просто был болен.

Впоследствии, Ангерштейн облил бензином (который, возможно, слил с грузовика, который позже нашли в нескольких километрах за пределами города) свой кабинет и все комнаты на первом этаже. Затем он отправился за покупками в город, купив две шоколадки, в соответствии с его словами, для себя и «любимой жены», и фонарик. Он также посетил книжный магазин. После заката он вернулся домой и поджег бензин, хотя первый этаж никак не хотел загораться нужным ему образом. Затем он нанес себе несколько ударов ножом, вызывая серьезные, но не опасные для жизни раны, порвал шляпу, а потом начал звать на помощь. Соседи услышали крики и поднимающийся дым из дома. Он утверждал, что подвергся нападению со стороны бандитов, которые убили всех в доме, и оставили его умирать. Правда впоследствии он признался, что совершил убийства в припадке безумия. Прибывшим на место происшествия полицейским он дал свидетельские показания, в которых говорил, что был избит в доме после того, как вернулся из города. Пожарным вскоре удалось потушить пожар, и к работе приступили следователи и криминалисты. Некоторые свидетели утверждали, что видели от 15 до 25 убегающих людей, предположительно тех нападавших, о которых говорил Фриц Ангерштейн. Ангерштейн был доставлен в госпиталь в Хайгере, где его прооперировали. Было сформировано небольшое полицейское ополчение для его защиты. Известие о жестоким убийством быстро распространилось за пределы национальных границ.

Георг Попп (нем. Georg Popp), один из ведущих криминалистов того времени, помог в расследовании убийств; следователи поставили под сомнение историю Ангерштейна. Трупы уже окоченели (англ. rigor mortis), и тем самым уже противоречили заявлению Ангерштейна относительно того, когда убийства произошли. Отпечатки пальцев Ангерштейна были найдены на кинжале и на трупах. На месте происшествия не было никаких признаков ограбления. Во время допроса, Ангерштейн отрицал, что несет какую-либо ответственность за убийства, но сделал противоречащие заявления. Ангерштейн был арестован, хотя оставался в госпитале под наблюдением полицейских. После вскрытия трупов он был обвинен в совершении убийства, и, наконец, признался своему брату в содеянном в присутствии сотрудника полиции.

Жертвы

  • Кете Ангерштейн, жена убийцы
  • 50-летняя госпожа Барт, теща убийцы
  • Минна Столл, служанка, работавшая в доме убийцы
  • 18-летняя Элла Барт, свояченица убийцы
  • Дитхарт, бухгалтер
  • Киль, клерк
  • Гайст, садовник, работавший в доме убийцы
  • Руди Дарр, помощник садовника

Мотив

Было много предположений вокруг его истинного мотива для совершения массового убийства. Предполагалось, что Ангерштейн был охвачен паранойей из-за растраты чужого имущества, и таким образом, он пытался избавиться от свидетелей. В этом контексте упоминалась его попытка самоубийства. Слухи циркулировали о том, что Ангерштейн был вдохновлен Шестой и Седьмой книгами Моисея (англ. Sixth and Seventh Books of Moses), которые заявляют, что, убив девять человек может быть активирована печать, которая предоставит большие богатства.

Суд и смертная казнь

Из-за боязни, что народ мог линчивать Ангерштейна, его привезли в Лимбург за две недели до начала судебного разбирательства. Судебный процесс по делу Ангерштейна начался 6 июля в Лимбург-ан-дер-Лане (нем. Limburg an der Lahn). Это было настоящее медиа представление, получившее большую огласку и освещение в СМИ, и, хотя событие в значительной степени забыто сегодня, этот суд, вместе с судебными процессами Фрица Хаарманна и Питера Кюртена, считается одним из величайших судебных зрелищ среди серийных убийц в Веймарской республики. Ангерштейн был обвинен по 13 пунктам, среди них восемь пунктов обвинения в убийстве, два пункта обвинения в растрате и по одному пункту за подделку документов, поджог и дачу ложных показаний. Ангерштейн утверждал, что не присваивал деньги, а взял лишь свое, так как фирма Van der Zypen & Charlier Zypen задолжала ему крупную сумму денег. На суд было приглашено 153 свидетеля и 27 экспертов. Ангерштейн признался во взяточничестве и растрате.



Центральная тюрьма, где Фриц Ангерштейн был казнен

13 июля, после шести дней судебного разбирательства, Ангерштейн был приговорен к смертной казни за каждое из восьми убийств и лишен всех гражданских прав на всю жизнь, в то время как другие обвинения против него были сняты. Ангерштейн принял вердикт, заявив, что не хочет милосердия и каких-либо поблажек, и что его поступок может искупиться только пролитой кровью. 17 ноября 1925 года, в 8 часов утра, он был обезглавлен топором во дворе центральной тюрьмы Freiendiez; палачом выступил Карл Гроплер (нем. Carl Gröpler) 

Оптограма

Дело получило некоторую известность за то, что предположительно являлось одним из тех редких случаев, в которых фигурировала оптограма (англ. optogram), фотография, сделанная с сетчатки мертвого человека, игравшая важную роль в идентификации личности и вынисении обвинений убийце. По сообщениям, профессор Дёнер (нем. Doehne) из Кельнского университета сфотографировал сетчатки двух жертв Ангерштейна; на первой картинки отобразилось лицо Ангерштейна, а на второй Ангерштайн, нападающий на своего садовника с топором. Все же были высказаны существенные сомнения относительно этих утверждений. Этот процесс (оптограма) был широко распространен в конце 19 и начале 20 века.
Категория: Зарубежные маньяки | Добавил: exxxxxcel
Просмотров: 504 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]