Вернер Бост / Убийца влюбленных - Зарубежные маньяки - Архив Маньяков - Маньяки и серийные убийцы
Главная » Файлы » Зарубежные маньяки

Вернер Бост / Убийца влюбленных
25.10.2014, 21:17
«Автомобиль - не роскошь, а средство передвижения». Это утверждение знаменитого «великого комбинатора» сегодня известно всем. Но в последние десятилетия автомобиль превратился из средства передвижения в место, где любовники могут побыть наедине. Благодаря «гнездышку на колесах» можно ускользнуть от любопытных взглядов, укрыться где-нибудь за городом, а то и просто в тускло освещенном переулке, чтобы без помех предаться радостям любви.


Однако в современном мире даже самое уединенное место имеет порой глаза и уши, а иногда и смертельные когти.

В ночь на 7 января 1953 года где-то между 22 и 23 часами доктор Бернд Серве, секретарь по вопросам правовой охраны Объединения немецких профсоюзов, остановил свой «опель-капитан» на шоссе, ведущем из Кайзерверта в Дюссельдорф. Это было очень отдаленное и уединенное место. В столь поздний час там не было ни души. Естественно, лидер профсоюзов был не один - в компании с прелестной молодой девушкой. И приехали они туда не для того, чтобы обсудить проблемы правовой охраны.

«Влюбленные» так увлеклись своим делом, что лишь тогда, когда дверца рядом с Серве внезапно распахнулась и почти в то же время вторая, в испуге отскочили друг от друга. Раздался выстрел. Доктор Серве рухнул на сидение. Он был мертв, а убийцы скрылись.



При следствии разрабатывалось множество версий, в том числе и политических, но все же несмотря на энергичный розыск, уголовной полиции Дюссельдорфа не удалось ни обнаружить следов, ни установить хоть сколь-нибудь убедительный мотив преступления. Расследование зашло в тупик, а дело об убийстве профсоюзного лидера перекочевало в архив нераскрытых преступлений.

Но вскоре к нему пришлось вернуться, поскольку было совершено, подобное убийство, и оба преступления могли быть делом рук одних и тех же людей. Утром 28 ноября 1955 года владелец одной из транспортных фирм обнаружил в яме, вырытой экскаватором, автомобиль с двумя трупами. В убитых опознали 26-летнего пекаря Фридхельма Бере из Дюссельдорфа и его подругу, 23-летнюю Tea Кюрман из Брилона, пропавших еще 1 ноября.

В ходе расследования выяснилось, что накануне исчезновения, вечером 31 октября, Бере был в одном из ресторанов в центре Дюссельдорфа вместе с Tea и ее отцом.



С первого взгляда было видно, что молодые люди влюблены друг в друга. Когда они собрались уходить, отец, улыбнувшись, подмигнул дочке и остался в ресторане, а влюбленные поехали на машине к лесу на северной окраине города. С тех пор их никто не видел.

Оставался неясным мотив преступления. При убитых не было найдено ни денег, ни украшений, отец Бере утверждал, что дал сыну 200 марок, поэтому полиция после некоторого колебания все же предположила убийство с целью ограбления. Позже выяснилось, что Фридхельм Бере получил 200 марок за две недели до убийства, так что оставалось неизвестным, были ли у него эти деньги в момент убийства. После этого, версия об убийстве с целью ограбления стала вызывать еще большие сомнения.

Полиция сбилась с ног, пытаясь найти хоть какую-нибудь зацепку, способную распутать этот клубок преступлений. Полицай-президент Дюссельдорфа объявил о денежном вознаграждении в 5 тысяч марок за «полезную информацию, способную привести к поимке преступника». Была создана специальная комиссия по розыску «убийцы любовных пар».



Утром 9 февраля 1956 года пришло новое сообщение. На этот раз в сгоревшем стоге соломы была обнаружена машина с обуглившимися трупами 26-летнего водителя Петера Фалькенберга и 23-летней машинистки-стенографистки Хильдегард Вассинг из Дюссельдорфа. В последний раз парочку видели вечером 7 февраля в дюссельдорфском ресторане. После этого они бесследно исчезли.

Так как новые жертвы были найдены всего в двенадцати километрах от того места, где были убиты Бере и Рюрман, полиция не сомневалась в том, что между обоими преступлениями существовала связь. Положение становилось угрожающим, зародилась паника, особенно после того, как на радио и в прессе появились предостережения супружеским и любовным парам воздерживаться от остановок в уединенных местах. Комиссия по поиску «убийцы влюбленных пар» получила подкрепление: теперь она состояла из шестидесяти человек.



Новое нападение на любовников произошло вечером 4 мая на лесной поляне неподалеку от Бюдериха. Как и раньше, нападавших было двое. Однако на сей раз жертвам нападения удалось избежать расправы, так как женщина успела выскочить из машины и бросилась бежать в сторону дороги. Один из нападавших побежал за нею, и вот-вот схватил бы ее, но как раз в тот момент из леса выехал какой-то человек на мопеде, а на шоссе одновременно с ним показался мотоциклист. Преследователь оставил в покое женщину и метнулся назад. Выбежав на поляну, бандит выкрикнул своему товарищу предупреждение об опасности, и оба моментально исчезли.

Однако чудом уцелевшие мужчина и женщина из-за пережитого шока и темноты не смогли толком описать внешность преступников.
Расследование находилось в тупике, когда поступило важное сообщение. Дождливым воскресным вечером лесничий Шпет совершал обход по своему участку. Между 18 и 19 часами он заметил свежий след от мотоцикла. Шпет решил, что речь идет о браконьерах, поэтому решительно двинулся вперед. Вскоре он увидел мужчину, который маскировал папоротником свой мотоцикл. Когда этот человек, одетый в маскировочный костюм, с кошачьей осторожностью скользнул в лес по узкой охотничьей тропе, Шпет, крадучись, пошел следом за ним, держа наготове заряженную трехстволку.



Через несколько минут он схватил подозрительного мотоциклиста, при этом успел заметить, как тот пытался выбросить какой-то предмет, который оказался заряженной пистолетной обоймой.

Задержанный оказался Вернером Бостом, жителем Бюдериха. Бост был знаком полиции, так как уже не раз привлекался к ответственности за различные преступления, поэтому комиссара Айнка не могли ввести в заблуждение ни его открытое моложавое лицо, ни уверения в невиновности.

Босту шел тридцать второй год. Он был внебрачным ребенком и воспитывался у бабушки. До 16 лет носил фамилию Кореки. С 1950 года Бост с женой и двумя детьми жил в Бюдерихе, где пользовался хорошей репутацией. Он занимался дзюдо, интересовался химией, особенно ядами, и был буквально помешан на оружии.

После того как Боста хорошенько допросили, он указал тайник, где полицейские обнаружили пистолет Л 38, калибра 9 мм. Уголовная полиция могла предъявить арестованному обвинение в незаконном хранении оружия, но с убийствами влюбленных пар она не видела никакой связи, да и никаких оснований для этого не было. Подозрение зародилось только после обыска в доме Боста, где нашли целый склад оружия, различные химикаты и значительное количество цианистого калия.

Дюссельдорфская специальная комиссия все больше склонялась к мнению, что Боет и является тем самым разыскиваемым убийцей влюбленных. Расследование продолжалось. При этом уголовная полиция натолкнулась на некоего Франца Лорбаха, который самоотверженно поддерживал жену Боста в это трудное для нее время.

После обыска в доме Франца Лорбаха он тоже угодил за решетку, и специальная комиссия сосредоточила на нем все внимание. С ним полиции повезло больше, чём с Бостом, который упорно отрицал участие в убийствах.



Выкорчевав живую изгородь у дома Боста, полицейские нашли тайник с оружием, где были и украшения, похищенные во время тех краж со взломом, за которые посадили Лорбаха. Моток пеньковой веревки, куски ткани и резиновые кольца от крышек для консервирования довершили картину. Связь с убийством пары Фалькенберг- Вассинг стала совершенно очевидной.

После этих находок Франц Лорбах сознался, что присутствовал и при убийстве доктора Серве, и при нападении на пару в Меребуше. По его словам, именно Бост застрелил Серве и подстрекал к нападению в Меребуше. Однако ни угрозами, ни посулами нельзя было заставить Боста подтвердить это обвинение. Четыре года и три месяца билась полиция, пытаясь изобличить его. Наконец прокурор предъявил обвинение.

Комиссар уголовной полиции Айнк уже представил Боста прессе как «убийцу любовных пар». А обласканный полицией Франц Лорбах с одобрения прокуратуры готовился выступить в роли «главного свидетеля». Лорбах поставлял все новые и новые материалы обвинению.

Земельный суд Дюссельдорфа под председательством директора суда доктора Неке начал слушание дела 3 ноября. Дело Боста составляло уже 1400 листов и содержало все данные об убийствах любовных пар и о многих других более мелких преступлениях. Поскольку Бост все отрицал, суд провел по делу об убийстве Серве выездное заседание, на котором Лорбах с такими деталями продемонстрировал, как было совершено преступление, что суд поверил его показаниям.



Бост был осужден за вменяемые ему в вину преступления, хотя сознался только в нескольких кражах. Во всех остальных случаях, особенно в деле об убийстве Серве, приговор почти исключительно опирался на показания «главного свидетеля» Франца Лорбаха.

Согласно обвинительному заключению, Бост совершил убийства в ноябре 1955 года и в феврале 1956 года, то есть был разыскиваемым убийцей любовных пар. Обвинение основывалось на целом ряде улик. Лорбах показал, что ноябрьской ночью 1955 года Бост велел ему почистить пистолет.

Из пистолета, правда, не стреляли, но его рукоятка была измазана желтой глиной. У самого Боста все лицо было в «крошечных брызгах крови». В ночь убийства Бере и Кюрман Лорбах, по его словам, отвез приятеля на мотоцикле как раз в тот район и там оставил его. Через несколько дней Бост вернул ему несколько сот марок, которые брал взаймы три года назад. Как известно, уголовная полиция поначалу исходила из того, что у Бере была при себе солидная сумма.

У Лорбаха было наготове и объяснение мотива убийств. Он заявил, что его друг «ненавидел капиталистов», которые могли себе позволить выезжать с подружкой в машине на природу.



Прокурор счел Боста полностью изобличенным в совершении трех убийств и потребовал приговорить его трижды к пожизненному тюремному заключению, а за остальные преступления к различным срокам заключения, которые в сумме составляли семнадцать лет. Кроме того, прокурор настаивал на лишении Боста как злостного рецидивиста гражданских прав.

Прокуратура подозревала Боста и в убийстве Бере-Кюрман, но за недостатком улик считала возможным вынести оправдательный приговор. Защита продолжала борьбу. В заключительном слове адвокаты указали на то, что обвиняемый задолго до суда был квалифицирован общественным мнением как «убийца любовников» и, следовательно, с самого начала не мог рассчитывать на справедливый приговор.

14 декабря 1959 года, на шестнадцатый день слушания дела, был оглашен приговор. Когда в зал вернулись после совещания присяжные, все затаили дыхание. Вернер Бост был бледен, но сохранял самообладание. Франц Лорбах затравленно озирался. В гнетущей тишине председатель огласил приговор. Вернер Бост признавался виновным в убийстве доктора Серве в совокупности с ограблением при отягчающих обстоятельствах и попыткой подстрекательства к убийству.

В случаях Бере-Кюрман и Фалькеньерг-Вассинг Бост был оправдан за неимением доказательств. Бост был приговорен к пожизненной тюрьме, к лишению всех гражданских прав и как «злостный рецидивист» к содержанию в заключении после отбытия наказания.
Категория: Зарубежные маньяки | Добавил: exxxxxcel
Просмотров: 550 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]