Дело о жестоком убийстве на железнодорожной станции - Жестокие убийства и преступления - Архив Маньяков - Маньяки и серийные убийцы
Главная » Файлы » Жестокие убийства и преступления

Дело о жестоком убийстве на железнодорожной станции
21.12.2015, 05:53
В новое столетие криминальной истории Великобритания вошла с делом, начало которому было положено в пятницу 27 октября 1899 года, когда на железнодорожной станции в Далстоне, в Восточном Лондоне, с поезда сошли Мэри Техан, гувернантка из Айлворта и ее подруга Маргарет Биггс. Женщины приехали для участия во встрече в школе на Тоттенхэм-роуд в Кингслэнде. Прежде чем они покинули станцию, мисс Техан решила привести себя в порядок и направилась в туалетную комнату. Однако возникли трудности. Женщина не могла попасть внутрь — дверь хотя и была не заперта, не открывалась. Было видно, что на полу за дверью лежит какой-то крупный сверток, который мешает ее открыть. В плохо освещенном помещении Мэри Техан показалось, что некой молодой леди сделалось плохо и она лежит в обмороке на полу.



Луиза Жозефина Джемайма Массе

Взволнованная мисс Техан выбежала обратно на платформу, и вместе с Маргарет Бриггс обратилась к проходившим мимо работникам вокзала. Вооружившись фонарями, они вернулись к месту событий.

Пришедших ждала страшная находка. Свертком, мешавшим проходу в помещение, оказался труп ребенка. На полу, головой к двери, распластался маленький мальчик. Его мертвое тело было завернуто в пропитанную кровью женскую шаль. Рядом лежало, по-видимому, орудие убийство — клинкерный кирпич, который используется для дорожной брусчатки. Залитое кровью лицо ребенка покрывали многочисленные ссадины.

Обнаружившие тело люди немедленно вызвали полицию, и уже в 18:55, прибывший на место преступления, доктор Джеймс Патрик Феннелл провел первый осмотр тела. Он показал, что ребенок был избит с применением «большого насилия», но фактически смерть наступила от удушения за 1-2 часа перед тем, как его нашли.

В понедельник безымянного ребенка в морге опознала медсестра Хелен Гентл. Она с уверенностью заявила, что это Манфред Луи Массе, трех с половиной лет от роду, родившийся 24 апреля 1896 года, который с мая 1899 г. до прошлой пятницы находился на ее попечении, пока его не забрала мать — Луиза Жозефина Джемайма Массе.



Манфред Массе

Мальчик был незаконнорожденным и за 37 шиллингов в месяц определен матерью в приют. Гентл также рассказала полиции, что Луиза Массе была незамужней дамой и с трудом могла содержать себя, не говоря уже о незаконнорожденном сыне. До недавнего времени Массе регулярно навещала ребенка в приюте, но со временем ее визиты становились все более редкими — не больше одного раза в неделю. Каждую среду Луиза приходила в приют, и они с Манфредом гуляли в местном парке Тоттенхэм Грин.

16 октября 1899 г. мисс Гентл получила письмо от Луизы, в котором она сообщала, что отец Манфреда, проживавший во Франции, согласился взять сына на воспитание и посему она намеревается забрать ребенка из приюта не позднее пятницы, 27 октября.

В среду, 25 октября, Луиза посетила приют для встречи с сыном для окончательного оформления необходимых документов. Они договорились, что в 12:45 Хелен должна привести Манфреда на Стэмфорд Хилл. Встреча состоялась и Гентл передала ребенка матери. Они сели в омнибус, направлявшийся на лондонский вокзал, чтобы сесть на поезд до Ньюхейвена, а затем на пароме переправиться во Францию. Это был последний раз, когда Манфреда Массе видели живым.

Разумеется, у полицейских возникло желание допросить Луизу как можно скорее. Но прибыв к ней домой на Бетани Роад, 29, Сток Ньюингтон, они не застали ее. Хозяин дома Ричард Кэдич, женатый на родной сестре Луизы, Леони, сообщил, что Луиза, действительно, рассказывала о поездке во Францию. Она покинула дом в 12:30 27 октября, и он больше ее не видел. Полицейские сделали вид, что поверили рассказу Ричарда, но решили понаблюдать за домом.



Луиза Массе, Манфред Массе и Хелен Гентл

Во вторник, 31 октября, в дом Ричарда Кэдича вошел некий господин. Через некоторое время он вышел в сопровождении хозяина. Мужчины проследовали на Стретхэм Роад, Кройдон. Выяснилось, что посетителем Кэдича был Джордж Саймс, состоявший в браке с другой сестрой Луизы. Мужчины пришли в дом мистера Саймса, где и укрывалась Луиза Массе.

По словам Джорджа Саймса, Луиза пришла около 11:00 вечера. Она рассказала ему, что видела газетную заметку о трупе ребенка в Далстоне и догадалась, что это может быть Манфред. Луиза отрицала свою причастность к смерти сына и считала, что кто-то убил его. Теперь она рассказала полиции свою версию происшедшего.

Луиза призналась, что солгала о поездке во Францию. Она провела выходные со своим любовником Эвдором Лукасом, но в пятницу вручила сына двум дамам, воспитательницам частной школы в Челси.

Луиза познакомилась с ними в среду, 2 октября, во время прогулки в парке с Манфредом в Тоттенхэм Грин. Пока сын играл с подружкой Милли, Луиза разговорилась с ее матерью и еще одной женщиной, которая представилась как миссис Браунинг. Речь, естественно, зашла о детях. Луиза призналась, что не совсем удовлетворена качеством воспитания сына в заведении мисс Гентл. В ответ Браунинг заметила, что она как раз недавно открыла свою частную школу, и за 12 фунтов год она могла бы принять Манфреда на содержание, а за дополнительные 12 шиллингов в месяц она могла бы дать сыну Луизы достойное начальное образование.

В следующую среду, 11 октября, Луиза снова гуляла с Манфредом в парке и опять общалась с миссис Браунинг. В этот раз они договорились встретиться 27 октября в два часа дня на железнодорожной станции Лондонский Мост. Луиза обещала привести Манфреда и сделать первый взнос в размере 12 фунтов за год пребывания в школе Браунинг.



Станция в Далстоне

Но у Луизы возникла проблема — она не хотела обижать Хелен Гентл, которая была добра к ее сыну, и поэтому придумала историю о переезде сына во Францию к отцу. Так как для поддержания этой выдумки ей нужно было исчезнуть на некоторое время, Луиза решила воспользоваться этой возможностью для отдыха со своим возлюбленным.

Полицейские терпеливо выслушали эту историю, но она показалась им неправдоподобной и Луиза Массе была задержана. 

Полиция легко установила, что Луиза и Манфред, действительно, сели в омнибус и добрались до Лондонского Моста. Следователи даже разыскали и допросили Томаса Боннера, который управлял тем самым омнибусом. Боннер подтвердил, что, согласно записям, он покинул Стэмфорд Хилл в 12:48. В салоне находилась женщина и ребенок. Ему показали фотографию мертвого ребенка, и он подтвердил, что именно этот мальчик в сопровождении женщины ехал в его омнибусе. Также он сообщил, что примерно в 13:35 женщина с ребенком сошли на станции Лондонский Мост.

Потом женщину с ребенком видели в зале ожидания станции. С Луизой разговаривала дежурная Джорджина Уорли. Она рассказала, что Луиза с мальчиком пробыла в зале, как минимум, с 13:40 до 14:30. На вопрос Уорли Луиза ответила, что у нее здесь назначена встреча.

Затем Луиза перешла в зал ожидания, в котором дежурила Эллен Риз. Массе даже заходила к ней в дежурную комнату и Эллен хорошо запомнила ребенка, потому что он плакал. Риз поинтересовалась, сколько ему лет и что случилось. Луиза ответила, что в апреле мальчику исполнится четыре года, и они потеряли воспитательницу, с которой договорились встретиться. Наконец, женщина попросила разрешения оставить сына в дежурной комнате, пока она сходит в буфет за едой. Луиза вернулась около четырех часов. Она сказала, что собирается успеть на поезд до Брайтона, который отправляется в 16:07. Однако позднее, в 18:50, Эллен снова видела Луизу Массе, и в этот раз она была уже одна. Эллен встретила ее возле туалетной комнаты и Луиза попросила ее принести полотенце, чтобы она могла умыться. Потом она поинтересовалась, когда отправляется следующий поезд до Брайтона. Эллен сказала, что он отправляется в 19:20 и ей следует поторопиться, если она собирается успеть на него. В последний раз Эллен Рис видела Луизу в 19:18, когда она выходила из зала ожидания, чтобы сесть на поезд.

Массе не лгала. Она, действительно, села на поезд и прибыла в Брайтон. Об этом свидетельствовала горничная Эллис Риал, которая присутствовала, при регистрации Луизы в отеле. В 9:45 она вселилась в забронированный номер под именем мисс Брукс. Второй номер был зарезервирован для ее брата. Она сказала, что брат должен приехать утром следующего дня. Слова горничной подтвердил также и владелец отеля, Джон Финли.

На следующий день в номер по соседству вселился девятнадцатилетний Эвдор Лукас. Однако он был не братом, а любовником Луизы Массе. Луиза и Лукас выселились из отеля в воскресенье, а через несколько дней, во время очередной уборки номера, в котором проживала Луиза, все та же горничная Элис Риал нашла несколько детских игрушек, которые впоследствии опознала и Хелен Гентл, которая собственноручно передала их мальчику, когда Луиза приезжала в приют.

Кроме того, в зале ожидания на вокзале в Брайтне, где Луиза ожидала встречи с Эвдором Лукасом, был обнаружен коричневый бумажный пакет. Некая Энни Скитс передала его в бюро находок, но, когда невостребованный пакет вскрыли, в нем нашли детскую одежду. Впоследствии Хелен Джентл смогла идентифицировать ее, как принадлежавшую Манфреду Массе. Он был одет в нее в тот день, когда она передавала его Луизе.

Тело мальчика, когда его обнаружили, было обнажено, за исключением черной шали, которая прикрывала его лицо. Следствию оставалось установить, принадлежит ли шаль Луизе Массе. Детективы вышли на магазин Дрепер Макилрой по адресу: 161 Хай Стрит, Сток Ньюингтон. Продавщица магазина, Мод Клиффорд, подтвердила, что продала эту шаль 24 октября даме, которая подходила под описание подозреваемой. Она показала, что шали находились в продаже в течение недели, и заказчица настаивала, чтобы она была обязательно черной.

На опознании Мод Клиффорд уверенно показала на Луизу Массе, как на покупательницу черной шали, которой был укрыт труп мальчика. Менеджер того же магазина, Эрнест Хопкинс Муни, также уверенно опознал из двух предложенных шалей именно ту, которая была приобретена Луизой в их магазине.

Обвинение предположило, что основным мотивом для убийства явилось то, что ребенок стал обузой для матери, помехой для ее отношений с молодым любовником. Во время процесса Эвдор Лукас сообщил, что в данное время живет на Майлдмэй Гроув 23, Сток Ньюингтон, а ранее проживал по соседству с Луизой Массе. Он, как и Луиза, был французом и они хорошо ладили, несмотря на разницу в возрасте — Луизе было тридцать шесть лет, а Лукасу в ноябре исполнилось девятнадцать.

Они познакомились в сентябре 1898 года, но встречаться начали только на протяжении последних трех-четырех месяцев. На Троицу 1899 года он и двое его друзей вместе с Луизой ездили в Брайтон, останавливались в Финдли, но ничего неприличного между ними не происходило.

Между тем, дружба продолжала развиваться, и вскоре Луиза рассказала ему о Манфреде. Эвдор поблагодарил ее за откровенность и сказал, что это ничего не значит для их отношений, хотя и попросил больше не упоминать о сыне.

24 октября они встретились на станции Ливерпуль-стрит, и Луиза сообщила Эвдору, что собирается отправиться в Брайтон в будущую пятницу. Он сказал, что хотел бы поехать с ней, но не свободен до субботы. Они договорились, что Луиза отправиться поездом раньше, а Эвдор присоединится к ней позже. Они договорились провести выходные вместе и снять номер в отеле под вымышленными именами, как брат и сестра. В следующий раз Эвдор увидел Луизу уже на станции в Брайтоне в субботу днем.

Эвдор признался, что вечером того же дня в Брайтоне они занимались сексом номере отеля. Хотя они заказали отдельные номера, фактически пользовались только одним. Вечером воскресенья, около девяти часов, Эвдор и Луиза возвратились домой. Лукас рассказал, что на протяжении всего уик-энда Луиза ни разу не дала понять, что она чем-либо обеспокоена. Она была такой же спокойной и собранной, как обычно.

Вторая улика - клинкерный кирпич, была важной, но все же косвенной — подобные кирпичи использовались не только в саду Луизы Массе, но и почти во всех хозяйствах в округе. Гораздо более значимым оказался тот факт, что по адресу школы миссис Браунинг, Кингс Роуд-45 в Челси, который назвала следствию Массе, принадлежит респектабельному молочнику Генри Уиллису, никогда не слышавшем ни о частной школе, ни о Луизе Массе.

Медицинские показания дали дали доктора Феннел и Бонд. Врачи согласились, что причиной смерти стало удушье. Кирпич был использован, чтобы оглушить ребенка, но потом его задушили. Вероятное время убийства — за два часа до обнаружения тела, около 4:30 утра.

Все обстоятельства дела были рассмотрены во время судебного процесса в Олд-Бейли, начавшегося 13 декабря 1899 г., а 18 декабря судья Брюс надел черную шапочку, чтобы огласить смертный приговор.

Но так ли однозначно доказана вина Луизы Массе? Даже в то время в этом возникали сомнения, а сегодня можно утверждать с высокой степенью вероятности, что она избежала бы наказания. При том, что очевидный мотив для убийства сына существовал, доказательств представленных в суде, а главным образом сокрытых от рассмотрения на нем имелось предостаточно.

Так, например, одним из самых серьезных свидетелей являлась смотрительница зала ожидания на вокзале Эллен Рис. На опознании она уверенно показала на Массе, но для этого ей понадобилось воспользоваться очками, хотя было известно, что на работе 27 октября она ими не пользовалась. Кроме того, первоначально, еще до участия в процедуре опознания, Риз видела фотографию Луизы Массе, опубликованную в газете. И наконец, через Риз ежедневно проходили около 200 женщин, многие из них с детьми. В современном суде показания такого свидетеля вызвали бы справедливые сомнения.



Тело Манфреда Массе

Люди, опознавшие шаль, в которую было завернуто тело Манфреда Массе, изначально давали противоречивые свидетельства. Эрнест Муни сперва говорил, что не видит в платке ничего примечательного, и его можно купить практически везде.

Уже во время судебного процесса, сторона защиты разыскала нового свидетеля, которому, однако, так и не удалось выступить. Генри Джемс Стритер работал официантом в ресторане в Брайтоне. В пятницу, 27 октября, он обслужил всего двух клиентов, поэтому хорошо запомнил леди в черном и сопровождавшего ее молодого джентльмена. Он назвал меню, которое они заказывали, и его можно было сверить с показаниями Луизы. Правда, она сама путалась в цене, которую они с Лукасом платили в ресторане, поэтому участие Стритера было признано нецелесообразным.

Были и другие потенциальные свидетели, которых не вызывали в суд. Дэвид Тейлор около 15:45 видел двух женщин с ребенком на остановке. Ребенок вел себя беспокойно, был раздражительным и плакал.

Водитель омнибуса Джон Хьюз-Эллис на остановке Лондонский мост также видел двух женщин с ребенком между 15:15 и 15:30. Джону показалось, что ребенок, как он выразился, «не с ними». Правда, возникала путаница во времени, ведь сама Луиза утверждала, и это было подтверждено показаниями служительницы вокзала, что в четыре часа дня Манфред был еще с ней.



Казнь Луизы Массе

Возникали и другие вопросы. Почему ребенок был обнажен, а шаль, которой было прикрыто тело однозначно указывала на Луизу Массе? То же относится к кирпичу, вырытому из сада Массе, и вещам мальчика, неосмотрительно оставленным на вокзале. Что это — оплошность убийцы или попытка подставить невиновную мать?

При желании даже, кажущийся бесспорным, мотив можно было попытаться оспорить. Во-первых, вызывает сомнения тот факт, что Массе настолько бедствовала, чтобы избавиться от ребенка. Она давала уроки, и у нее нашлись деньги, чтобы оплачивать пребывание мальчика в частном приюте. Во-вторых, сам Эвдор Лукас клялся, что о браке они никогда не заговаривали, соответственно сын Массе им помешать никак не мог.

В то же время, убийство ребенка двумя дамами, решившими разжиться 12 фунтами, выглядит логично. На Ист-Энде убивали и за меньшее. Тогда в это предположение вписывается и шаль, и одежда мальчика, которые однозначно указывали на причастность к убийству его матери.

Разумеется, эти предположения не однозначные и носят косвенный характер, но достаточные для того, чтобы не торопиться с вынесением смертного приговора. Однако этого не произошло.

Из зала суда ее доставили в соседнюю тюрьму Ньюгейт, в камеру смертников, где она под круглосуточной охраной женщин-надзирательниц встретила Рождество и Новый 1900 год. В это же время от французских женщин, работавших в Лондоне, на имя королевы Виктории было направлено ходатайство о помиловании Массе. Оно было проигнорировано.



Казнь Луизы Массе

Утром 9 января в Ньюгейт прибыл палач из Болтона Джемс Биллингтон. Луиза была одета в длинное черное платье. На казни присутствовал священник, преподобный мистер Рэмси, двое мужчин-надзирателей и помощник палача.

Биллингтон сковал талию Массе крепким кожаным поясом, к которому за спиной привязал скованные в запястьях руки. Уже на виселице он перевязал на щиколотках ее юбку, чтобы при падении она поднялась вверх — даже в таком деле приличия должны быть соблюдены. Когда все было готово, он надел белый капюшон на ее голову и нажал рычаг, чтобы «отправить ее в вечность».

Через несколько минут над стенами Ньюгейта взвился черный флаг, возвещавший, что правосудие свершилось.

Категория: Жестокие убийства и преступления | Добавил: exxxxxcel
Просмотров: 755 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 4.6/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]