«Если бы сексуального маньяка не выпустили на свободу досрочно, моя дочь осталась бы жива» - Обо всем понемногу - Статьи о... - Маньяки и серийные убийцы
Главная » Статьи » Обо всем понемногу

«Если бы сексуального маньяка не выпустили на свободу досрочно, моя дочь осталась бы жива»
14-летняя Маша, дочь херсонской журналистки Лины Сабовой, средь бела дня отправилась к репетитору. Больше родители ее не видели. Вскоре девочку нашли мертвой…

— А ведь Машенькин убийца был приговорен за аналогичное преступление (изнасиловал и с особой жестокостью убил молодую женщину) к 14 годам лишения свободы еще тогда, когда моей девочке едва исполнилось полтора годика, — говорит Лина Сабова. — Но из-за примерного поведения в местах лишения свободы преступник поставил перед судом вопрос об уменьшении срока. В результате сексуального маньяка выпустили на четыре с половиной года раньше! Я не могу понять, как можно условно-досрочно освобождать убийцу…

«Я слала эсэмэску за эсэмэской: «Отзовись, доченька, где ты? Схожу с ума от неизвестности»

Местные сыщики в этот раз на удивление оперативно выполнили свою работу: Машу еще не успели похоронить, а ее убийца уже был задержан и давал показания.

 — Милиционеры в буквальном смысле трое суток не спали, — рассказала Елена Ренкас, начальник сектора по связям с общественностью херсонской областной милиции. — На возможную причастность к убийству отрабатывались все подучетные лица. С 26 по 28 октября 2011 года были проверены тысячи людей, и это принесло результат.



Машенька увлекалась живописью и мечтала стать веб-дизайнером (фото из семейного альбома)

Но не успели правоохранители отрапортовать о задержании, как пропала еще одна херсонская школьница, а через месяц в реке Днепр нашли труп 13-летней девочки. По Херсону поползли слухи, что в городе орудует насильник. Милиция эту информацию не подтверждала. В СМИ обратились встревоженные родители. «Уже понятно, что преступление «повесили» на ранее судимого, — утверждали наши читатели. — Теперь страшно отпускать ребенка за порог. Ведь, если взяли не того и маньяк на свободе, завтра он нападет на кого угодно».

 — Паника росла с каждым днем, — рассказывает СМИ Лина Сабова. — Я и сама сомневалась, настоящего ли убийцу задержали. Следователь наотрез отказалась со мной общаться. Местная пресса сообщала читателям «интересные» подробности: будто моя дочь, махнув рукой на урок с репетитором, отправилась в парк гулять с мужчиной, которого первый раз увидела в тот день (они познакомились в маршрутке). И близость с маньяком была, дескать, по взаимному согласию. «Почему журналисты знают больше, чем я?» — спрашивала следователя. «Да чушь они пишут, — раздраженно отвечала мне девушка в милицейских погонах. — Маша умерла девственницей. Наоборот, если бы так яростно не сопротивлялась, то наверняка осталась бы живой».

— Вы до сих пор не знаете, при каких обстоятельствах Маша познакомилась со своим убийцей?

 — Ой, с чего начать? Она ведь мечтала стать веб-дизайнером, нацелилась на технический вуз, постоянно подтягивала математику — брала уроки у репетитора. И вот тот вторник, второй день осенних каникул. Без четверти четыре Маша вышла из дому, села в маршрутку, здесь минут пять езды. Вдруг в начале пятого звонит: «Мама, предупреди учительницу, что я опаздываю. И вообще не уверена, смогу ли попасть на урок». Я опешила. Мы ведь с огромным трудом пробились к опытнейшему преподавателю, Маруся дорожила занятиями. «Что ты такое говоришь?!» — кричу в трубку. «Мам, ну ты даже не знаешь почему…» Связь оборвалась. Я решила, что она все-таки отправилась на урок. Но через полтора часа дочка не взяла трубку телефона. Шлю эсэмэски: «Отзовись, где ты? Схожу с ума от неизвестности». Долго успокаивала себя тем, что батарея на мобилке разрядилась…

Вы спрашиваете, как они встретились? Сергей Ткаченко, убийца дочери, утверждал: он ехал в маршрутке, когда вошла девочка, уступил ей место. Дочка слушала музыку в наушниках. Между ними завязался разговор о музыкальных предпочтениях. Но все это выдумка! В той же маршрутке ехала девочка из Машиной школы, из параллельного класса. Она видела, как моя дочка вошла в автобус, следом забежал парень — подошел, стал что-то шептать на ухо Маше. Девочка обратила внимание, что Маруся занервничала и стала бросать озадаченные взгляды на пассажиров, будто взвешивала, позвать на помощь или не стоит. Вдруг сошла на ближайшей остановке, то есть на полдороге, но парень выскочил следом. Я уверена: Маша попыталась уйти, избавиться от неожиданного ухажера, но тот увязался за ней.

Кстати, учительница урок отложила, но не смогла предупредить об этом Машу — позвонила ей в 16 часов, но дочкин телефон уже не отвечал. Думаю, что мобилка дочери сразу попала в руки Ткаченко, и он ее отключил. В суде Ткаченко рассказал, как вместе с девочкой пешком отправился с остановки к репетитору. Это может быть правдой, ведь убийца правильно называет адрес преподавательницы. Возможно, Маруся надеялась укрыться от опасности в ее квартире. Дочка позвонила в дверь, но никто не вышел.

— Вы какое-то время сомневались, что именно задержанный убил Машу. Почему?

 — У милиции поначалу не было реальных доказательств его вины. Просто характер ранений, нанесенных дочке, указывал на то, что их сделал человек неадекватный — маньяк. Ранее судимого проверили на детекторе лжи, после чего появились вопросы. Но что это за обвинения, которые строятся исключительно на показаниях полиграфа? Я стала доверять милиционерам, когда нашли Машину мобилку: убийца отнес ее подруге своей сожительницы, а та за 300 гривен продала. И вот, надо же, столько совпадений!

А пропавшая после Маши школьница, как выяснилось, из-за несчастной любви прыгнула с моста в Днепр и утопилась. Вторая девочка нашлась в январе 2012 живой, — из-за конфликта ушла из дому. Эти ЧП просто совпали по времени и посеяли панику. Милиция делала официальные заявления, пыталась успокоить горожан, но у нас в таких ситуациях правоохранителям никто не верит.

— Что вам известно о том, как Маша провела последние четыре-пять часов своей жизни?

 — Очень мало. Стоит, думаю, сказать пару слов о маньяке. Отсидев за изнасилование и убийство первой жертвы, он вышел на свободу, женился, жил с супругой в Макеевке (где и отбывал наказание), там у них родился ребенок. Спустя год семья распалась, Ткаченко вернулся в Херсон к матери. Здесь нашел женщину, с которой вместе снимал квартиру. После основной работы ходил на пекарню разгружать муку. В тот злополучный вторник отправился погулять, мобилку отключил в полдень, сожительница не могла ему дозвониться с двух часов. Гулять для него означало «охотиться» — знакомиться с девушками.

Почему выбрал Машу? Оказалось, маньяк обожает музыку. Решил, говорит, поинтересоваться, от каких мелодий тащится подрастающее поколение. Но дочь не была типичным его представителем. В песнях ей важен был смысл. Уже в восемь лет она наизусть знала все тексты песен группы ДДТ. Убийца врет, будто разругались с моей дочерью из-за музыкальных предпочтений, причем Маша матерно его выругала. Да она и слов таких не знала! В сердцах, мол, заехал девчушке по лицу, она упала, сильно ударилась, потеряла сознание.

— Считаете, что разные музыкальные вкусы не могли послужить причиной для ссоры?

 — Да вовсе не музыка его интересовала! Мужчина одержим сексуальными фантазиями, он болен, хотя психиатрической экспертизой признан вменяемым. Такой штрих: Маша до того худенькая, что брючки без пояса на ней не держались. Пояс же себе купила на таких замысловатых крючках, что у самой не всегда получалось быстро его снять. Маньяку пришлось повозиться с поясом, это привело его в ярость. А Маша отчаянно защищалась. Да, крики, сопротивление — именно то, чего обычно ждет насильник.

Но что-то пошло не так, и нервы сдали. Может, кто-то спугнул, ведь происходило все в самом центре города — в двухстах метрах от здания госадминистрации и главной городской площади. Машина смерть наступила около девяти вечера. Маньяк оттащил дочку за гаражи, где и добил камнем. Снял с Маши куртку, чтобы завернуть в нее окровавленную каменюку, а потом избавиться от улики. Прихватил еще и мобильный телефон жертвы. Отправился в кафе пропустить рюмочку, чтобы снять стресс, и там непонятно зачем включил чужую мобилку.

Когда я наконец дозвонилась на дочкин номер, совершенно спокойно ответил: «Вы ошиблись номером, это телефон вовсе не вашего ребенка». Я поверила, ведь в панике запросто могла перепутать какую-то цифру, но на суде неожиданно узнала голос человека, так спокойно и уверенно убеждавшего меня, что я звоню на его телефон! В тот вечер он как ни в чем не бывало отправился грузить муку.

«Убийца в суде становился передо мной на колени, умоляя простить»

 — Говорят, если бы Маша не сопротивлялась, то осталась бы жива, — нервно комкает платок Лина. — Но она с пеленок боец. Чтобы вам понять это, пару слов скажу о себе. В молодости мне сделали операцию — медики подозревали, что поврежден мениск. Но боль в колене говорила о начинающемся артрите, болезнь нуждалась в лечении, и из-за врачебной ошибки я в 18 лет стала инвалидом.

От безысходности забросила учебу. Разве журналист может быть неходячим? По настоянию родителей закончила филфак, но ничего не интересовало. Друзья, чтобы как-то поддержать, вытащили в студию при драмтеатре, где собиралась творческая молодежь. Музыканты, поэты — все что-то сочиняли, обсуждали, спорили. И тоска потихоньку отступила, появился интерес к жизни…

Вскоре Лина вышла замуж за одного из музыкантов. Супруги ждали ребенка. «Вам нельзя рожать», — неожиданно сказали женщине в консультации.

 — К счастью, нашелся гинеколог, не настаивавший на аборте, — улыбается Сабова. — Он разработал для меня специальный комплекс упражнений. Они страшно изматывали, но желание иметь малыша пересиливало усталость. Пришло время рожать, я вызвала «скорую». В роддоме паника: «Кто разрешил заводить ребенка? Это стопроцентно летальный исход! Чем вы думали, когда беременели?» Из отпуска вызвали Виктора Колотинского, который вел мою беременность. Помню, Виктор Михайлович обнял меня: «Миленькая, я бы никогда не стал рисковать вашей жизнью. Поверьте, все будет хорошо!» А через час появилась на свет наша дочь. На церковном календаре был день мученицы Марии, в честь нее и дали имя девочке.

В три годика Маша спросила у своей хромающей мамы: «А ты когда-нибудь выздоровеешь? Станешь, как все?»

 — Знала, что нет, но так не хотелось огорчать малышку! — вспоминает моя собеседница. — «Постараюсь», — уклончиво ответила. Еще через два года ребенок изрек: «Мам, ты, наверное, плохо стараешься. Почему ничего не получается?»

Лина — человек верующий, и Машу очень рано, несмотря на протесты папы, стали водить в церковь.

 — Ей было, наверное, годика четыре, — рассказывает Машина мама, — когда мой отец, придя с работы, достал из сумки кулек со сладостями. Дочка развернула его, высыпала на пол гору конфет и вдруг расплакалась. «Что такое?» — спрашиваю. «Мама, я плохая! — с дочкой ну просто истерика. — Очень плохая! Мы с бабушкой вчера ходили в церковь, я попросила у Боженьки конфет, и вот он прислал, видишь? А надо было не про конфеты попросить, а чтобы ты выздоровела».

Едва Маше исполнилось семь, родители девочки развелись.

 — Остались мы с ней в общежитии, — продолжает Лина. — Подходит моя очередь дежурить — мыть огромную общую кухню, и швабру берет Машенька, мне уборка не по силам. Скупиться на базаре я еще могла, но нести авоськи — увы, их с моей помощью волок ребенок. Мы будто поменялись местами, она стала всем распоряжаться. «Ой, дай сюда, я сама», — то и дело приходилось слышать от дочери. «Ты моя маленькая мама», — ласково прижималась ко мне. Я не могла перед сном даже ноги себе помыть, это тоже делала Маша. Она росла очень домашней, в детский садик не ходила, а так как была хорошо подготовлена к школе, то ее сразу взяли во второй класс. Если вне дома возникали проблемы, никогда не говорила мне, чтобы не расстраивать. Физически Маша была очень хрупкой, но даже люди в храме, куда мы с ней часто ходили, замечали: «Лина, она у тебя будто из железной проволоки скручена».

Буквально за несколько недель до Машиной гибели Лина отметила свой 44-й день рождения. «У меня нет денег на подарок. Можно я тебе нарисую картину?» — заранее предупредила дочка маму (девочка обожала живопись, занималась в художественной студии).
Впрочем, из-за городского конкурса по информатике не успела закончить работу к сроку.

 — Зато заняла в конкурсе третье место, — уточняет мама. — А картину собиралась дорисовать на каникулах. Правда, и их тоже пришлось расписать чуть ли не по минутам — к врачу-стоматологу запланировали сходить, потом на могилу к дедушке поехать, новые линзы заказать, другие дела поджимали. «Мама, хоть бы один день никуда не бежать, а просто проваляться на диване», — пожаловалась мне она в тот черный вторник.

После смерти дочери женщина неожиданно наткнулась на холст с набросками.

 — Помню, позвонил Ростик, Машин товарищ по студии, — говорит Лина. — Парень стал рассказывать об их дружбе — вспоминал, как вместе возвращались после занятий, о чем мечтали. «Хочешь, я подарю тебе ее недорисованную работу?» — спрашиваю. Он в ответ: «Лучше я ее закончу, будет вам память». Пришел, забрал холст, а недавно вернул. Что за чудо получилось! Глядя на него, вспоминаю, как 1 октября, незадолго до трагедии, Машин отец вытащил нас с ней в лес.

Дочь не хотела ехать, зато потом так радовалась! День провели чудесно! Нашли в лесу три озера, рядом на пеньках накрыли импровизированный стол, пекли картошку, дурачились, фотографировались. И вот на холсте во всех подробностях та прогулка, тот наш последний день вместе! Я даже чувствую, глядя на картину, острый запах сухих листьев, аромат картошки.



Эту картину Маша нарисовала незадолго до трагедии (фото автора)

 — Знаете, чего боюсь? — вдруг спрашивает женщина. — Случайно встретиться с доктором Колотинским, благодаря которому Маша появилась на свет. Он еще не знает о ее гибели. Всегда, встретив нас в городе, подходил, интересовался успехами дочки. Доктор уже давно на пенсии, но Машенькой гордился не только как профессионал, просто по-человечески любил ее…

В конце апреля Суворовский районный суд Херсона вынес приговор убийце девятиклассницы.

 — Ткаченко очень надеялся, что наказание не будет связано с пожизненным заключением, — рассказывает Лина. — Рыдал, раскаивался, даже пытался встать на колени передо мной. Рассчитывал, наверное, что в очередной раз заслужит за колючей проволокой досрочное освобождение. «Мой подзащитный не готов к тому, чтобы стать пожизненником», — объяснял его адвокат. «Что изменится от того, прощу я или нет? — спросила я подсудимого напрямик. — Ты ведь не куклу сломал. Сможешь вернуть мне дочь?» Между прочим, мы с отцом Маши обратились к следствию, а потом и к суду с просьбой не допускать СМИ к информации, связанной с убийством дочки, — уж слишком фривольно коллеги все интерпретировали.

Для СМИ делаем исключение только ради одного: чтобы на всю страну прозвучало наше родительское требование отменить для педофилов, сексуальных маньяков право на досрочное освобождение. Ведь таких преступников отличает стопроцентная рецидивность — они выходят и продолжают насиловать, убивать. Остановить это невозможно!

…Недавно Лине приснилось, будто дочь принесла ей букетик ландышей: «Весна пришла, мама, я тебя поздравляю!»

 — Но я даже во сне, как всегда, занята срочной работой, набираю на компьютере текст, тороплюсь закончить в срок, — объясняет женщина. — Поэтому прошу ее: «Потерпи чуть-чуть, я вот справлюсь, и будем вместе». Маша пожимает плечами: «Почему думаешь, что мы не вместе? Я всегда-всегда с тобой, разве ты не чувствуешь?» Счастье ведь в чем? В том, что у вас есть ребенок — живой, теплый, ваш. И можно уткнуться ему в плечо, ощутив родной знакомый запах…
Категория: Обо всем понемногу | Добавил: exxxxxcel (24.09.2014)
Просмотров: 601 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]