Дело об идеальных убийствах - Убийцы/Маяньки - Статьи о... - Маньяки и серийные убийцы
Главная » Статьи » Убийцы/Маяньки

Дело об идеальных убийствах
$250 тыс. потребовал в банке разносчик пиццы с самодельным ружьем и бомбой на шее. Через несколько часов бомба взорвалась, и незадачливый грабитель погиб. Оказалось, он был орудием в руках необыкновенно умной, но сумасшедшей женщины, решившей вырваться из нищеты с помощью тщательно спланированного преступления. Идеальное убийство — заветная мечта преступников-интеллектуалов, но предусмотреть все детали мало кому удается.

Чисто английское убийство

В конце 1924 года вся Америка с ужасом и негодованием следила за судебным процессом в Чикаго. На скамье подсудимых находились 20-летний Натан Леопольд и 19-летний Ричард Леб. Оба происходили из богатых еврейских семей, оба были блестящими студентами и стояли на пороге не менее блестящих карьер — и оба были убийцами. Леопольд и Леб обвинялись в похищении и убийстве 14-летнего Роберта Фрэнкса, сына известного чикагского миллионера, состоявшего в дальнем родстве с семьей Леба. Больше всего в этом деле современников поражали необыкновенные умственные способности убийц. Леопольд пользовался заслуженной репутацией вундеркинда: первые слова он произнес в четыре месяца, а к двадцати годам знал несколько языков и считался экспертом в орнитологии. Леб был самым юным выпускником в истории Мичиганского университета и тоже отличался недюжинным интеллектом. Поражал и мотив убийства: Леопольд и Леб хотели доказать себе, что способны задумать и осуществить идеальное преступление, и подкрепить тем самым уверенность в собственном интеллектуальном превосходстве над окружающими. 


Леопольд (слева) и Леб (в центре) обладали прекрасным интеллектом, но совершали ужасно глупые убийства

В начале ХХ века идеальные преступления описывались во множестве детективных рассказов и романов. Читающая публика знала, что идеальный преступник должен создать железное алиби, придумать хитрый способ умерщвления жертвы и хорошенько замести следы. Ничего этого Леопольд и Леб не сделали. Орудием убийства послужили банальные стамеска и веревка, труп был спрятан кое-как, а алиби у них вовсе не было. К тому же Леопольд потерял на месте преступления очки. Несостоявшиеся преступные гении отправились отбывать пожизненный срок, но их дело не было забыто. В ХХ веке идея идеального убийства овладела многими умами — и кое-кто приблизился к совершенству гораздо ближе, чем пара чикагских неудачников. 

Идеальное убийство, словно списанное с какого-нибудь детективного сюжета, было совершено 20 января 1931 года в Ливерпуле. За день до трагедии преуспевающий страховой агент Уильям Уоллес пришел в шахматный клуб, который всегда посещал в одно и то же время. Здесь ему сообщили, что за 25 минут до его прихода в клуб позвонил некий мистер Калтраф и назначил на завтра деловую встречу в доме 25 по улице Менлав-Гарденс-Восток. На следующий день Уоллес попрощался с женой, сел на трамвай и отправился на встречу. В назначенный срок страховщик явился на место и обнаружил улицы Менлав-Гарденс-Север, Менлав-Гарденс-Юг и Менлав-Гарденс-Запад. Восточной улицы с таким названием не было. Уоллес вернулся домой, но, по его словам, в дом попасть не смог, поскольку дверь оказалась заперта. 



Либо Уильям Уоллес был обманут гениальным убийцей, либо сам был этим преступным гением

Уоллес позвал на помощь соседей и вместе с ними вскрыл черный ход. В доме вошедшие обнаружили труп Джулии Уоллес — супруги Уильяма Уоллеса. Кто-то забил женщину до смерти. Уже через две недели полиция была уверена, что убийство совершил сам мистер Уоллес и мастерски сочинил алиби. По версии обвинения, Уоллес сам позвонил в шахматный клуб из телефона-автомата и назначил себе встречу. В пользу этой теории говорило то, что телефонная будка, откуда был совершен звонок, находилась возле дома Уоллеса. На следующий день он разделся догола, чтобы не запачкать одежду кровью, убил жену, оделся и поехал искать несуществующую улицу, спрашивая дорогу у каждого встречного, дабы его хорошенько запомнили. Затем он попросил соседей войти в дом вместе с ним и разыграл сцену отчаяния при виде трупа супруги. 

В этой версии были серьезные изъяны. В частности, у Уоллеса было бы слишком мало времени, чтобы после убийства добежать до трамвая, а быстро бегать он не мог, поскольку ему было уже 52 года и он не отличался завидным здоровьем. К тому же стало ясно, что никто не смывал кровь в ванной комнате, и это также говорило в пользу обвиняемого. И все же Уоллес был признан виновным и приговорен к смерти. Однако вскоре он подал апелляцию и был полностью оправдан за недостатком улик. Кто убил Джулию Уоллес, так и осталось тайной, но, кем бы ни был загадочный убийца, в уме ему не откажешь. Алиби Уоллеса выглядело железным, в то же время отдельные детали этого алиби едва не подвели почтенного страховщика под виселицу. Возможно, он и был главной мишенью убийцы. Один из детективов-любителей впоследствии утверждал, что кто-то из недавно уволенных подчиненных мог держать зло на Уоллеса. Этот человек якобы был прежде уличен в мошенничестве и других неблаговидных поступках и вполне мог пойти на убийство. Если же убийцей был Уоллес, то его план сработал просто идеально. 

В дальнейшем люди с задатками гениев не раз пытались совершить убийство необычным способом. Кто-то из них нуждался в деньгах, кто-то пытался самоутвердиться, но почти все они рано или поздно совершали ошибку, приводившую их на скамью подсудимых. 



Художник Садамити Хирасава написал много хороших картин и совершил одно почти идеальное преступление

Отравляющие существа

Пока одни потенциальные убийцы-интеллектуалы ломали голову над идеальным алиби, другие придумывали идеальный способ убийства. По многим параметрам лучшим орудием преступления считался яд: он позволял инсценировать естественную смерть или же отправить на тот свет сразу несколько человек. К тому же отравитель никогда не запачкается кровью и не оставит отпечатков пальцев на орудии убийства. 

В 1948 году в Японии было совершено преступление, повергшее в шок всю страну. Послевоенные годы были временем смутным и тяжелым. Японские города долго лежали в руинах, не хватало продуктов и медикаментов, власть принадлежала американским оккупационным властям, которые далеко не всегда относились с пониманием к нуждам простых японцев. Из-за плохих санитарных условий в стране вспыхивали одна эпидемия за другой, и люди серьезно опасались стать жертвой какой-нибудь болезни. Этим и решил воспользоваться преступник. 

Вечером 26 января 1948 года в отделение банка Teikoku в токийском районе Тосима вошел незнакомец, назвавшийся эпидемиологом. Вошедший объявил, что прибыл по распоряжению оккупационных властей. Он сказал, что по соседству произошла вспышка дизентерии, и потребовал, чтобы все сотрудники отделения приняли принесенное им лекарство. Послушные японские служащие немедленно выстроились в линию для получения таблеток. Шестнадцать человек, включая малолетнего сына одного из клерков, проглотили таблетки и запили их жидкостью, которую им заботливо преподнес "эпидемиолог". Через несколько минут все они корчились в муках на полу, а преступник забрал из касс 160 тыс. иен и удалился. Десять человек, включая ребенка, умерли на месте, двое скончались в больнице, и лишь четверым удалось выжить. Экспертиза установила отравление цианидом. 

Начались поиски убийцы. В полиции быстро вспомнили, что в предыдущие месяцы было совершено три попытки аналогичных ограблений с использованием яда, но дозы оказались слишком маленькими, поэтому никто не умер и деньги не были украдены. Зато, как выяснилось, отравитель всюду оставлял визитные карточки. Обмен визитками был неотъемлемой частью японской деловой культуры, и уклониться от него грабитель никак не мог. Один раз он оставил фальшивую визитку, а дважды вручил карточки на имя Сигэру Мацуи — сотрудника Министерства здравоохранения. Разумеется, Мацуи был ни при чем, просто убийца как минимум дважды обменивался с ним карточками. Аккуратный чиновник хранил все полученные визитки и записывал на их оборотной стороне время и дату каждого обмена. В результате круг подозреваемых сузился примерно до 100 человек. 

Вскоре полиция вышла на художника по имени Садамити Хирасава. В свои 56 лет Хирасава был довольно известным рисовальщиком, не раз получал престижные премии и часто выставлялся. По японской традиции он имел поэтичное прозвище — Художник, рисующий горизонт. Однако известность не компенсировала отсутствия денег. В разоренной Японии даже очень талантливые люди были вынуждены влачить жалкое существование, и в полиции решили, что Хирасава вознамерился взять то, что ему причиталось, с помощью яда. При обыске у художника нашли 160 тыс. иен, а потом он и сам сознался в содеянном. Вскоре, правда, он отказался от показаний, заявив, что следователи его пытали. На этом нестыковки следствия не кончились. Двое из выживших в банке Teikoku опознали Хирасаву, а двое сказали, что это был не он. Впрочем, художник мог хорошо загримироваться. 



Грэм Янг заслужил лавры великого отравителя, поскольку умел выделить цианид даже из лаврового листа

Суд признал Хирасаву виновным и приговорил к смертной казни, которая, однако, была отложена из-за слабости доказательств его вины. В конце концов, у обвинения против художника не было ничего, кроме визитных карточек, которые у него вполне мог украсть настоящий убийца. Всю оставшуюся жизнь Хирасава провел в камере смертника и умер в 1987 году, так и не признав своей вины. 

Яд оказался идеальным орудием не только для стареющего и неудовлетворенного жизнью художника, но и для озлобленного вундеркинда с подростковыми комплексами. Грэм Янг, родившийся в 1947 году в семье лондонского рабочего, был с детства одержим ядами и посвятил себя тому, чтобы отравить жизнь всем окружающим. Грэм не помнил матери, которая умерла, когда ему было три месяца, но был уверен, что, будь она жива, его жизнь была бы гораздо лучше. Он ненавидел мачеху Молли и не слишком любил прочих родственников. Зато он увлекался химией и опережал по этому предмету всех одноклассников. 

Грэм запоем читал книги по химии, но более всего его влекло к токсикологии. Он учился выделять ядовитые субстанции буквально из всего: из мусора, из растений, из бытовой химии. Когда дома кто-нибудь заболевал и начинал принимать таблетки, он с видом знатока сообщал, как именно этот человек умрет, если съест больше лекарств, чем нужно. Первыми от зловещего хобби юного Янга пострадали окрестные коты и собаки. Животные умирали от странных болезней, и никто не мог найти причину внезапного мора. Впрочем, мальчик не забывал и о людях. Однажды, например, он отравил мышь и сделал ей бумажное надгробие, на котором написал имя своей мачехи: "Вечная память ненавистной Молли Янг. Покойся с миром". 

Кумирами юного химика были знаменитые отравители, а также Адольф Гитлер. Мальчик носил в школу значок со свастикой, что не прибавляло ему популярности среди сверстников. Грэм платил им холодной ненавистью. Вскоре дети в классе начали болеть, хотя ни одного фатального случая не произошло. Чаще других болел единственный друг Грэма Янга — мальчик по имени Кристофер Уильямс. Янг травил приятеля, а потом с участием интересовался его здоровьем. Отравитель вел дневник, в котором фиксировал, кто и какую дозу получил и каковы были симптомы. Вундеркиндом двигал научный интерес, а также упоение властью, которую давал мешочек с отравой. Этот мешочек он всегда носил с собой и называл своим маленьким другом. 



Любящий муж и отец Джон Лист убил жену, чтобы не расстраивать ее плохими новостями, а детей — чтобы они не попали в ад

Наблюдения за страданиями школьных товарищей имели тот недостаток, что отравленные по большей части находились дома, а значит, вне поля зрения экспериментатора. Идеальными объектами наблюдения могли стать только домочадцы Грэма Янга. Отец, мачеха и тетя Грэма начали страдать от приступов неизвестной болезни, а сестра однажды чуть не умерла. Наконец в начале 1962 года Молли Янг скончалась. Вскоре после этого школьный учитель химии Джон Хьюз стал догадываться, что происходит. Это было не так уж трудно, если учесть, что Грэм несколько раз травил и его. Хьюз сообщил в полицию, и полицейские устроили юному дарованию ловушку. 14-летнему Янгу предложили престижную работу в фармакологической компании и пригласили на собеседование. Полицейский, притворившийся интервьюером, ловко сыграл на тщеславии подростка, и вскоре тот хвастался, как ловко травил людей. 

Янга судили и отправили на принудительное лечение в психиатрическую лечебницу Бродмор, где он оказался самым юным пациентом. Вскоре в больнице начало твориться неладное. Вначале умер пациент Джон Берридж, который громко храпел и мешал Янгу спать. Причиной смерти оказался цианид. Местные врачи понятия не имели, откуда в больнице взялся яд. Янг объяснил им, что цианид можно легко выделить из лаврового листа. Врачи пожали плечами и признали смерть Берриджа самоубийством. В Бродморе Янг продолжал эксперименты, выделяя яды из украденных препаратов и растений, сорванных на больничных клумбах. Он стал местной легендой, и врачи временами пугали пациентов: "Будешь себя плохо вести — позволю Грэму приготовить тебе кофе". 

Янг продолжал травить людей, и в 1970 году руководство клиники, устав от него, предпочло признать его здоровым и выписало на волю. Возможно, Янг теперь действительно был психически здоров, если вообще когда-нибудь был болен. Он не был ни шизофреником, ни параноиком — он всего лишь упивался чужими страданиями, но такая болезнь науке неизвестна. Теперь же Янг озлобился сильнее прежнего. Он был беден и не имел ни образования, ни карьерных перспектив. Зато у него были обширные познания в токсикологии, изобретательный ум и стремление отомстить человечеству за свою бездарно загубленную жизнь. 

Янг осел в городке Бовингтон и устроился кладовщиком в компанию, производившую оптическое оборудование. Он готовил для сослуживцев чай, а у тех почему-то открывались рвота и понос. Пошли разговоры о новой болезни, которую прозвали бовингтонским микробом. В 1971 году умерли два сотрудника фирмы — Боб Игл и Фред Биггс. Преступления Янга были почти идеальными.

Многочисленным жертвам он давал разные яды, чтобы у отравленных не совпадали симптомы. Одна женщина, например, мучилась из-за неприятного запаха, который стал исходить от ее ног, в то время как один мужчина внезапно сделался импотентом. И все же Янг совершил ошибку, как и многие другие преступники до него. Он задал врачу фирмы пару слишком умных вопросов, и тот заподозрил, что молодой кладовщик знает о ядах больше, чем должен. Врач сообщил в полицию о своих подозрениях, и тела умерших были подвергнуты тщательному обследованию. Вскрытие показало, что оба были отравлены таллием, и следствие вскоре вышло на Грэма Янга. Отравитель получил пожизненный срок и провел остаток дней за решеткой в страхе, что другие заключенные однажды отравят его самого. Янг умер в своей камере в 1990 году. За свою жизнь он отравил более 70 человек. 



Скульптор Фрэнк Бендер настолько удачно состарил бюст Джона Листа, что убийца окончательно состарился и умер в тюрьме

В неизвестном направлении

Идеальный преступник должен уметь скрываться от правосудия, чтобы никто и никогда не смог привлечь его к ответственности. Некоторые убийцы-интеллектуалы сосредотачивались как раз на ловком заметании следов. Пожалуй, лучше остальных это делал Джон Лист: он 18 лет оставался в списке самых разыскиваемых преступников США. Впрочем, в конце концов и он совершил ошибку. 

В 1971 году 46-летний бухгалтер Джон Эмиль Лист, проживавший в Нью-Джерси, почувствовал, что теряет контроль над своей жизнью. Он жил с большой семьей в большом доме, но семейные отношения стремительно ухудшались. Жена Листа Хелен страдала прогрессирующим слабоумием, причина которого повергла его в шок. Как оказалось, Хелен почти 20 лет болела сифилисом, который подхватила от первого мужа, но предпочитала скрывать этот факт. Дети тоже доставляли одно беспокойство, в особенности 16-летняя дочь Пэтти. Девушка не ходила в церковь, увлекалась оккультизмом и курила марихуану. Лист опасался, что дочь погубит душу и попадет в ад, чего он, как отец, не мог допустить. Мать будущего убийцы Альма Лист постоянно ворчала и пыталась манипулировать сыном. Наконец, Лист лишился работы. Он не решался признаться семье в своем падении и потому каждый день уходил из дома, будто бы на работу, а сам просиживал часами на автобусной остановке. Долги быстро росли и достигли $11 тыс. В общем, одним обиженным "белым воротничком" стало больше. 

Чтобы решить проблемы, их надо было признать. Можно было продать дом, встать на учет на бирже труда и обратиться за пособием, но для этого Лист должен был переступить через собственную гордость, а также выслушать очередную порцию упреков матери. Наконец, дети, лишившись социального статуса и денег, наверняка встали бы на путь греха. Поэтому Лист решил начать жизнь с чистого листа, предварительно уничтожив семью. 9 ноября 1971 года он застрелил жену и мать, дождался, когда Пэтти и ее 13-летний брат Фредерик вернутся из школы, и убил их тем же способом. Затем он поехал в школу к старшему сыну — 15-летнему Джону-младшему. У Джона был важный день — он играл в составе школьной футбольной команды, и отец не мог пропустить игру. После матча Лист отвез сына домой и тоже застрелил. 

Настало время заметать следы. Лист отменил подписку на газеты и отказался от доставки молока, чтобы никто не заходил в дом как можно дольше. Он написал в школу, что дети уехали на несколько месяцев. В доме продолжало работать радио и горел свет — так создавался эффект присутствия. Лист уехал в аэропорт, оставил машину на стоянке, но, вместо того чтобы улететь, воспользовался наземным транспортом. Он добрался до штата Колорадо, где назвался Робертом Кларком, нашел работу и начал новую жизнь. 



Агенты ФБР были изумлены работой умельца, создавшего дробовик, неотличимый от разводного ключа

О массовом убийстве в доме Листа стало известно только через месяц. Преступника искали по всей стране, но тщетно. Лист спокойно жил под новым именем и даже женился в 1985 году. Новая жизнь убийцы продолжалась до 1989 года, когда полиция Нью-Джерси попросила редакцию телешоу "Их разыскивает Америка" (America's Most Wanted) сделать сюжет о Листе. Шоу занималось сюжетами о недавних преступлениях, но на сей раз было сделано исключение. Полицейский художник Фрэнк Бендер создал для передачи бюст беглого убийцы, состарив его на 18 лет. Полицейский психолог Ричард Уолтер предположил, какую прическу должен носить престарелый Лист и какую оправу для очков он мог бы выбрать. Художник и психолог попали в точку. Лист ловко избавился от всех улик, но не избавился от собственных привычек и пристрастий. Он носил те самые очки, какие описал Уолтер, и вскоре один из соседей донес на него. Лист получил сразу пять пожизненных сроков и умер в тюрьме в 2005 году. До конца дней он не раскаялся в содеянном. 

Другим мастером исчезновений по праву считается канадский финансист Альберт Уокер. В 1990 году Уокер попался на крупной финансовой афере, стоившей его клиентам $3,2 млн, и сбежал в Англию вместе с дочерью Шиной и двумя ее детьми. В Северном Йоркшире Уокер назвался Дэвидом Дэвисом, Шину объявил женой, а внуков — детьми. Беглец находился в международном розыске, однако преспокойно жил на украденные деньги и даже занимался бизнесом вместе с канадцем по имени Рональд Плэтт, который играл роль подставного главы фирмы. В 1992 году Плэтт решил навсегда вернуться в Канаду, и Уокер дал ему денег, потребовав взамен документы, удостоверяющие личность Плэтта. Когда партнер уехал, Уокер сам превратился в Рональда Плэтта. 

Спокойная жизнь Уокера продолжалась недолго. В 1995 году Плэтт вернулся в Англию без гроша в кармане и стал требовать денег. 20 июля 1996 года Уокер повез бывшего компаньона на морскую рыбалку, убил его, привязал к телу якорь и выбросил за борт. Преступление выглядело идеальным, но гениальный преступник, как водится, совершил одну роковую ошибку. Плэтт привык жить на широкую ногу и носил дорогие часы Rolex, которые убийца не потрудился снять. На часах был проставлен серийный номер, а гарантийная служба Rolex хранила записи о том, кто и когда приносил эти часы на ремонт. Через две недели после убийства труп с часами выловили рыбаки, и полиция быстро установила имя жертвы. Каково же было удивление полицейских, когда обнаружилось, что покойный Плэтт жив и здоров. Установление личности подозреваемого стало делом нескольких часов. В настоящее время Уокер отбывает пожизненный срок. 



Марджори Дейл-Армстронг грабила чужими руками и убивала на расстоянии

Пицца и кока-кола

В конце ХХ века интеллектуальные преступники часто пытались совершать идеальные преступления, используя научные знания в разных областях. Впрочем, хорошее образование не гарантия от ошибок. Самой убийственной дисциплиной, как и раньше, оставалась химия. Именно к ней прибег в 1988 году американец Джордж Трепал, обладавший одним из самых высоких IQ среди известных преступников. В молодости Трепал изучал химию, но связался с наркомафией и занялся производством наркотиков. Отсидел два года в тюрьме, переучился на программиста и быстро достиг впечатляющих успехов в новой профессии. Он так гордился своим выдающимся интеллектом, что добился членства в обществе Mensa, куда принимают лишь тех, кто сдал интеллектуальные тесты лучше, чем 98% сдающих. В 1980-х Трепал с женой осел во Флориде, но наслаждаться семейным счастьем ему мешали шумные соседи.

Многодетная семья Карр не отличалась ни высоким интеллектом, ни высокой культурой. Дети постоянно шумели, взрослые ругались, собаки лаяли и гонялись за котом Трепалов. Сначала околели оба пса Карров, а потом их хозяева получили анонимное письмо, в котором неизвестный грозил им смертью, если они не уедут из Флориды. Карры и не подумали уезжать — и вскоре начали болеть. Когда мать семейства Пегги Карр скончалась, врачи заподозрили отравление таллием. Вначале полиция не интересовалась Трепалом, но тот сам навел на себя подозрения, заявив во время опроса соседей, что кто-то угрожал Каррам убийством, хотя о подметном письме никто не знал. Затем Трепалы сменили место жительства, оставив в подвале дома запасы таллия и машинку для насаживания пробок на бутылки. К тому времени полиция уже знала, что яд попал в дом Карров в бутылках с кока-колой. В общем, интеллектуал Трепал сделал все для того, чтобы попасться. Он был приговорен к смерти и до сих пор ожидает казни. 

Технические знания также помогали умникам совершать убийства, но не избегать расплаты за них. 28 августа 2003 года многим показалось, что Америка столкнулась с истинным гением преступного мира. В этот день в городе Эри в штате Пенсильвания разносчик пиццы Брайан Дуглас Уэллс вошел в банк и потребовал денег, угрожая кассирам огромным разводным ключом, который, как оказалось, был замаскированным ружьем. На шее у грабителя висел какой-то странный предмет. Уэллс требовал $250 тыс., но в банке нашлось только $8,7 тыс. Грабитель ушел с деньгами, но вскоре был задержан полицией. Тут-то и выяснилось, что на шее Уэллса тикает бомба с часовым механизмом. По словам задержанного, бомбу привязали трое черных громил, которым он привез пиццу. Они же вручили ему замаскированный дробовик и потребовали ограбить банк. Полицейские вызвали саперов, но те опоздали. В 15:18 по местному времени бомба взорвалась, причем сотни тысяч телезрителей наблюдали смерть несчастного в прямом эфире. 

Расследование показало, что Уэллс выступил соучастником собственного убийства. Он был хорошо знаком со стареющей проституткой Марджори Дейл-Армстронг, которую снабжал наркотиками в обмен на интимные услуги. В последнее время у него были проблемы с деньгами, и Дейл-Армстронг обещала помочь. В юности Марджори была блестящей студенткой и обладала энциклопедическими познаниями в юриспруденции, истории и литературе, но она страдала маниакально-депрессивным психозом, который вкупе с наркотиками разрушил ее жизнь. В 1984 году Марджори даже убила сожителя, но убийство сочли самообороной. Теперь же у нее был гениальный план и несколько верных подручных. Один из них, Билл Ротштейн, сам был талантливым изобретателем. Именно он сконструировал бомбу и дробовик. Уэллс согласился ограбить банк с бомбой на шее, но до последнего момента думал, что бомба будет ненастоящей. Узнав, что ему хотят прикрепить взрывчатку, он попытался бежать, но было уже поздно. 

Главной ошибкой заговорщиков стал выбор жертвы. Если бы бомба оказалась на шее у случайного человека, вычислить их было бы нелегко, а так полиция проверила связи Уэллса и быстро вышла на Дейл-Армстронг и компанию. Дейл-Армстронг получила пожизненное заключение плюс еще 30 лет, а ее сообщник Кеннет Барнс, помогавший крепить бомбу,— 45 лет. Билл Ротштейн умер от передозировки наркотиков до окончания следствия, а еще один соучастник избежал наказания в обмен на признательные показания. 

С тех пор талантливые и начитанные люди не раз пытались применить свои знания и интеллект для совершения идеального убийства. В 2011 году женщина из штата Мичиган, имя которой пока не называется, попыталась убить жену бывшего мужа, отправив ей письмо, пропитанное арахисовым маслом, на которое у той была сильная аллергия. План мог бы показаться блестящим, но жертва покушения выжила, а сама преступница скоро предстанет перед судом. В общем, даже самый блестящий и изобретательный ум не дает гарантию, что его обладатель совершит идеальное преступление. Впрочем, далеко не все убийства раскрываются, а многие вполне криминальные смерти признаются кончиной от естественных причин — и, значит, самые умные убийцы до сих пор остаются на свободе.
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2125723
Категория: Убийцы/Маяньки | Добавил: exxxxxcel (11.09.2013)
Просмотров: 1128 | Рейтинг: 3.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]