Как пришел конец «Джеку потрошителю» - Убийцы/Маяньки - Статьи о... - Маньяки и серийные убийцы
Главная » Статьи » Убийцы/Маяньки

Как пришел конец «Джеку потрошителю»
Ростов-папа имеет с давних пор неблагополучную крими­ногенную репутацию. Хотя с виду это вовсе не гангстер­ский, как в старых боевиках, город, где прямо на улицах гремят выстрелы. Наоборот. Кругом с утра до ночи оживленная, прекрасно одетая публика, по-южному шумная и беспечная. Тем не менее, у местной милиции не то, что выходных, передышки не бы­вает. Иные же операции об­ретают всесоюзную извест­ность и значимость. 



Началу этой истории по­служил найденный в 1982 го­ду труп женщины, изуродован­ный с особым садизмом. При четырехстах среднестатисти­ческих убийствах по области в год случай поначалу не при­числили к разряду особых. Но затем пошла периодиче­ская серия преступлений с до боли знакомым почерком. По­гибали женщины, девушки, девочки. Целую кровавую ше­ренгу образовали мальчики. Дело выделили как особо важ­ное, за него взялись и столич­ные криминалисты. 

Со време­нем создали следственно-опе­ративную группу из пятидеся­ти опытных сыщиков. Позже к «Лесополосе» (такой код но­сил поиск) подключилось до пятисот работников милиции. Помогали даже военные ави­аторы, проводившие съемку местности. Постепенно стал прорисовы­ваться зловещий треугольник Ростов — Шахты — Зверево. Трупы часто находили в близ­лежащих к железной дороге лесополосах. Круг вроде сжи­мался, как вдруг новые жерт­вы нашли в самом центре го­рода Шахты, а затем в отнюдь не самом отдаленном парке Ростова. Рамки опять расши­рились. Сформировалась и «модель» убийцы. 

Мужчина средних лет. Высокий, сильный, очень коммуникабельный, умеющий вызвать к себе доверие и у взрослых, и у детей. Крайне осторожный. Группа крови — четвертая. Ее определили по выделениям (пот, сперма), по волосам в руках сопротивляв­шихся жертв. Криминальную сеть накину­ли на все вокзалы — железно­дорожные и авто. Контролиро­вались электрички и автобу­сы. Сделаны и исследованы десятки тысяч снимков муж­чин с мальчиками, пассажи­ров на платформах. В област­ном управлении установили специальный компьютер. 

По­иск, растянувшийся на годы, был изнурительным в силу долгой бесплодности, стал для местных сыщиков настоящим кошмаром, тем более что страшный счет убийств пере­валил за несколько десятков! Убийцу вычислили 6 ноября. Потом недели две контролиро­вали до взятия с поличным. Как расценивать арест маньяка после многолетней «охоты»? Сила это или слабость нашей милиции? Есть ли нюансы у такой, прямо ска­жем, нестандартной ситуации, по мнению специалистов, не имеющей аналогов во всесо­юзной и даже мировой прак­тике? Позволю себе известное от­ступление. 

Не так давно тоже на всю страну прогремел трагичес­кий случай в Невинномысске, где был задержан и изобличен некто Анатолий Сливко, са­дистски убивавший детей. Так вот, страшно представить, мне лично доводилось брать интервью у него — руководи­теля популярнейшего в горо­де, известного в Союзе клуба «Чергид» («через реки, горы и долины»). И как было угадать, что там, за душой, у внешне серьезного, увлеченного клу­бом, им созданным, человека (сейчас, конечно, перо с трудом выводит такое слово). Как было догадаться, что под по­лом «Чергида», в пяти шагах, где мы беседовали, скрывает­ся подвал, в котором Сливко вешал своих воспитанников, притом фиксируя на пленку происходящее?.. 

И в данном случае мы име­ем факт раздвоения личности. Выпускник университета, фи­лолог по образованию, ничем не скомпрометированный на разных должностях (по неко­торым данным даже на посту председателя одного из райспорткомитетов области), 54-летний снабженец исправно выполнял свои обязанности. Примерный семьянин, отец двоих детей. Разъездная рабо­та позволяла ему конспириро­вать преступные действия, изворотливость, хладнокровие, отчасти безнаказанность — долго уходить от возмездия. Я уже говорил, что все ни­ти поиска сходились в Ростов­ское областное УВД. 

С его на­чальником Михаилом Фетисо­вым мне довелось познако­миться, когда он возглавлял уголовный розыск. Ладный, подтянутый — в нем легко угадывается профессиональ­ный сыщик. Фетисов начинал рядовым милиционером, мно­го лет «оперативничал» — вволю посидел в засадах, по­гонялся за бандитами, порисковал в задержаниях, в том числе и весьма отчаянных. 

Та­кая вот карьера. По спортив­ному призванию он — боксер-средневес, в свое время чем­пион Закавказского военного округа, кандидат в мастера спорта. — Дальше не пошло, хотя мечталось,— вспоминает Ми­хаил Григорьевич.— Мой пер­вый шеф в милиции с ходу предупредил: «Или спорт, или работа!» С боксом в самом де­ле пришлось расстаться, но не с физической подготовкой. Каждый из нас должен тщательно следить за собой, ина­че сгоришь. 

Работа-то у всех на износ. В той же «Лесопо­лосе» ребятам-оперативникам случалось сутками сидеть в секретах. А следователи, по шестнадцать часов анализиро­вавшие сотни версий, пови­давшие зверства, от которых стыла кровь? А наши мили­цейские сотрудницы? Они, смыв маникюр, растрепанные (именно таких подстерегал хищник), добровольно ходили вечерами и ночами в «подсадных», ри­скуя жизнью, готовые к воз­можной смертельной схватке. Нелегкий, напряженный труд, неблагодарная профессия. А куда деться? Обществу нуж­ны «чистилыцики». Я двад­цать лет в милиции. 

И все эти годы Ростов-папу, стоящий на перепутье миграционных потоков при «воротах» Север­ного Кавказа, сотрясают слу­чаи крупнейшего калибра — «фантомасы» с вооруженными убийствами, «степь» с бан­дитскими убийствами, «сани­тары». Теперь вот «Лесополо­са». Право, держат нас кри­минальные элементы в тону­се! Убийцу взяли, как говори­лось выше, в ноябре. С верев­кой и ножом (он связывал жертву, затем пускал в ход лезвие, получая дикое, садист­ское наслаждение). 

До каби­нета следователя не пророни­ли ни слова. Характерно, что и маньяк, потрясенный свершившимся, тоже молчал. Не вырывался, не протестовал. Только потом стал шуметь и угрожать. Как ни парадоксально, его уже задерживали. Еще в 1984-м он попал в сеть, раскину­тую милицией. Подозреваемо­го выручила... группа крови. Вторая. Вы помните, анализы выделений указывали на чет­вертую группу. Четвертую! Это и сбило с толку. Лишь в 1988 году криминальная на­ука предположила, что такой феномен может быть, и лишь в 1990-м практика подтверди­ла факт. 

Операция «Лесополоса» за­вершена. Идет следствие. Осо­бо опасный преступник со­держится в изоляторе КГБ, дабы оградить следствие от любых случайностей. Не пропал даром труд сотен людей в милицейской форме. В ходе поимки садиста-маньяка по­путно раскрыта тысяча пре­ступлений. В том числе десят­ки убийств, сотни изнасилова­ний, выявлены тысячи лич­ностей с сексуальными и пси­хическими отклонениями. Но пришла ли пора спокойствия?.
Категория: Убийцы/Маяньки | Добавил: exxxxxcel (27.10.2013)
Просмотров: 258 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]